История моего знакомства чехов

Муж по переписке: история любви Антона Чехова и Ольги Книппер

история моего знакомства чехов

Черновой вариант рукописи хранится в ЦГАЛИ) (Кое о чем из истории моего долголетнего знакомства с АН. П. Чеховым я уже рассказывал в печати. Биография Чехова на мегапортале «Кирилл и Мефодий», разделена по темам: Н.Д. Телешов. А.П. Чехов · Вяч. Фаусек. Мое знакомство с А.П. Чеховым по мнению автора статьи, произведении Чехова «Скучная история». О знакомстве с Чеховым она вспоминала впоследствии: " с той встречи начал затягиваться тонкий и сложный узел моей жизни" (Книппер-Чехова, ч. . До г. состояла преподавательницей истории и географии в частной.

Как удивительно противоречивы показания современников о Чехове, доказывает следующий факт. Потапенки о Чехове имеются любопытные строчки: Никогда он не писал в присутствии кого бы то ни. Баранцевич, гостивший на юге у Чехова, рассказывает К. Баранцевич гостил у Чехова летом г. За целую неделю, если судить на взгляд, в рассказе не прибавилось ни строчки, и всякий желающий мог свободно читать начатую работу Чехова.

На даче околачивался какой-то почти неизвестный Чехову захолустный обыватель, и этот обыватель тоже мог читать чеховский набросок. В этих противоречивых показаниях истина всецело на стороне К. Кроме первых лет юмористического скорописания, все остальные годы Чехов творил очень медленно, вдумчиво, чеканя каждую фразу. Но работая медленно и вдумчиво, Чехов никогда не делал из своей работы ни таинства, ни священнодействия, никогда его творчество не требовало уединения в кабинете, опущенных штор, закрытых дверей.

У Чехова слишком много было внутренней творческой силы и той мудрости, о которой говорит тот же Потапенко, - да и не один он, - чтобы обставлять работу свою такими побрякушками.

Не пропустил ли я где-нибудь слова или запятой? Чехов исправил описку, сказав шутливо: Он - не дама. Закончив рассказ, Чехов прочел нам его, и затем младший брат Чехова, Михаил Павлович, повез рассказ на Николаевский вокзал, чтобы сдать его на курьерский поезд.

Не делал секрета Чехов ни из своих тем, ни даже из своих записных книжек. Однажды, летним вечером, по дороге с вокзала в Бабкино и Новый Иерусалим, он рассказал мне сюжет задуманного им романа, который, увы, никогда не был написан.

А в другой раз, сидя в кабинете корнеевского дома, я спросил у Чехова о тонкой тетрадке: Известны его записные книжки с записями, начатыми в г. Заведите себе такую. Если интересно, можете просмотреть. Это был прообраз записных книжек Чехова, позже появившихся в печати; книжечка была крайне миниатюрных размеров, помнится самодельная, из писчей бумаги; в ней очень мелким почерком были записаны темы, остроумные мысли, афоризмы, приходившие Чехову в голову.

В году из Москвы Чехов переехал в мелиховскую усадьбу, где мне приходилось бывать только изредка, всегда в компании с кем-нибудь; естественно, что при гостях Чехов не работал, но думаю, что его десятилетние писательские привычки остались.

история моего знакомства чехов

Это была дама уже не первой молодости, лет около сорока, художница-дилетантка, работою которой руководил Левитан. Никакой художественной школы, как я слышал, она не кончила. Муж ее был полицейским врачом, кажется при Сущевской части. Раз в неделю на вечеринки Кувшинниковых собирались художники, литераторы, врачи, артисты. Часто бывали Чехов и Левитан. Я не был знаком с Кувшинниковой, но о ней мне много рассказывали жанрист Левитан, брат знаменитого пейзажиста, покойная артистка Малого театра Вера Сергеевна Васильева и кое-кто еще из друживших с Кувшинниковой лиц.

По просьбе Измайлова я дал ему некоторые сведения о Кувшинниковой, и они напечатаны в его книге о Чехове Упоминаемая книга А. Ниже Лазарев полемизирует с автором этой книги без ссылки на. По общему отзыву, Софья Петровна была женщиной интересной и незаурядной, хотя не отличавшейся красотой. В ней было что-то, что собирало в ее кружок выдающихся людей, но, кажется, стремления к оригинальности в ней было больше, чем подлинной, неподдельной оригинальности.

Очень красочно и ярко В. Васильева описывала мне свою первую встречу с Кувшинниковой. Весенним солнечным утром в дачной местности, где стоял какой-то эскадрон и по знакомству можно было достать верховую лошадь, В.

Васильева шла по лугу. И видит, что к ней летит странная амазонка, в развевающемся капоте, с развевающимися волосами, с обнаженными ногами, вся - стремление, вся - порыв; легкий капот амазонки надет прямо на голое тело. Это и была Софья Петровна Кувшинникова, позже числившая В. Васильеву в числе ближайших друзей. Но еще большую ошибку он сделал, дав в мужья героине врача. Чехов любил Левитана и карикатурить его не стал. Мне Чехов говорил о Левитане: Мейербера с очень плохим составом исполнителей, он испытывал почти физическую боль при какофонии певцов наши места были рядом и бежал из театра задолго до окончания оперы.

Рассердилась на Чехова и Кувшинникова, вероятно под влиянием тех же Тартюфов, так как сорокалетней женщине - и притом не пустельге - узнавать себя в двадцатилетней пустельге не было особых резонов.

Пасквилем называется письменное или печатное произведение, заключающее в себе оглашение позорящих чью-либо честь обстоятельств. Осип Дымов - чудеснейший человек, стоящий вне всякого упрека. Попрыгунья довела своим поведением и изменой мужа почти до самоубийства. Такие романы имела добрая половина литературной и художественной Москвы.

И в массе случаев мужья после разъезда не играли трагедии, а просто и мило ходили в гости к прежней жене и ее новому другу. Мог ли Чехов иметь что-либо против таких романов? Чехов был свободолюбив и никогда не выступал в роли цензора нравов. Софья Петровна Кувшинникова пережила и мужа, и Левитана, и Чехова и своею красивою смертью доказала, что она - не пустельга. Об ее смерти мне рассказывал Адольф Левитан.

Живя в глуши под Москвою, на даче, она заразилась, ухаживая за каким-то одиноким, сброшенным заразным больным, и умерла в несколько дней. Художницей она была слабой. Я побывал на посмертной выставке ее картин в Московском обществе любителей художеств; картин хватило на целую выставку, но успеха выставка не имела.

Это уже решительный вздор. Яворская в пору знакомства с Чеховым играла в московском театре Корша. Это была красивая, изящная женщина и не блестящая, но весьма и весьма интересная комедийная актриса. И действительно, Катрин Юбше в исполнении Яворской и Наполеона в исполнении Яковлева стоило и стоило посмотреть. Чехов чуть-чуть был увлечен Яворской. Однажды, зайдя в театр Корша днем за редакционными билетами, я увидел Чехова выходящим откуда-то из глубины театральных недр.

Да об этом вся Москва говорит! Вся Москва, вся Москва! А затем увлечение прошло, Яворская уехала из Москвы в Петербург, и к мимолетному роману Чехова была поставлена точка. Возможно, что сама же Яворская. Журналисты, явно не расположенные к Чехову, делали вид, что верят сплетне, а искренне верили ей только люди малоосведомленные, плохо знавшие Чехова да и саму Яворскую.

Яворская была актриса, прежде всего актриса и как не актриса была не мыслима. Ариадна же - не актриса и не причастна к сцене ни с какой стороны. Исправлю две-три, касающиеся моих сообщений. Я как-то рассказывал Измайлову, что, зная доброту Чехова, братья-писатели не особенно церемонились с.

Рассказ Чехова “О любви”

Пальмин однажды вызвал Чехова к себе, как к больному, телеграммой; когда же Чехов явился, оказалось, что Пальмина не было дома, а романист Прохоров-Риваль протащил Чехова через половину Москвы лечить горничную меблированных комнат, в которых он жил, от пустой головной боли. Дело не в том, что пациентка была горничной, а в том, что у ней была пустейшая головная боль, с которой она сама могла дойти до Чехова.

В одних из воспоминаний о нем А. Грузинского рассказан комический случай, как А. Маленькое сообщение мое, черточка из жизни Чехова, и здесь спутано, сбито, и получается новый явный вздор: Чехов иногда считал нужным скрывать от домашних свое новое произведение и потому прятал лист со скабрезным рисунком. Ведь не мог же не знать Измайлов, что карикатур Чехов не рисовал!

Вот моя картинка из жизни Бабкина в июле года: Надворный советник находит младенца, принимает его за своего собственного, подкинутого одной из его пассий со злобы, и чуть ли не идет с младенцем к жене каяться во грехах. В рассказе есть несколько фраз, к которым вполне применимы слова Беранже, говорившего, что он пишет не для институток.

Чехов запирает текст в стол и оставляет только картинки. После завтрака мы собираемся идти за грибами и на минуту возвращаемся в кабинет, кажется затем, чтобы захватить папиросы. Я не знаю, где текст.

Вступление о юмористическом жанре - никчемно, потому что никаких жертв он не требовал. Статья вызвала возражения со стороны многих литераторов. Лазарев упоминает статьи П. Петров, Измайлов и др. По существу же, факты не были опровергнуты не потому, что их нельзя было опровергнуть, а потому, что никто их опровержением не занялся.

Нравственная сторона дела весьма важная, но, конечно, не все же исчерпывающая сторона. Один из журналистов, например, упрекал Н. Ежова, примерившего светлого и хорошего человека на свой аршин и нарисовавшего его дрянцом человеком, в некоторой неблагодарности, так как Н.

Ежов именно Чехову обязан всей своей литературной карьерой. Но что же тут делать, если чувство благодарности, предположим, Н. Ежову незнакомо, и откуда он может взять его, если этого чувства у него нет?

А самое главное - плох ли, хорош ли, благодарен или не благодарен Чехову Н. Ежов, сам Чехов не может стать от этого ни хуже, ни лучше, если бы характеристика Чехова Н. Поэтому, оставляя в покое нравственную сторону вопроса, я коснусь только его фактической стороны.

  • 100 фактов о Чехове
  • Журнал «ПАРТНЕР»

Все, что касается семьи Ант. Ежов переписал у Ал. С - го и о чем рассказывал ему Ник. Чехов, фактически верно и. Но там, где Н. Ежов пытается делать собственные характеристики, подводить самостоятельные итоги, он обнаруживает полное незнание того, о чем он берется судить, и сделанные им выводы оказываются явным вздором.

Ежова может служить тот простой факт, что он не знает даже, скольких лет умер Чехов. Бесцельно и скучно отмечать шаг за шагом все, что насочинял Н. Измайлов не разбирался в статье внимательно, но критическое чутье подсказало ему верный взгляд на статью Н. Несомненно, эту статью нужно обходить, и людям, пишущим о Чехове, совершенно с нею не считаться. А теперь возвращусь к статье.

Ежов в высшей степени бесцеремонно сам сочинил эту тысячелетнюю березку и делает Чехова ответственным за собственное его, Ежова, сочинение. Ежов пишет, что не Григорович рекомендовал Чехова Суворину, нет, это произошло не совсем. Уже давно этот критик, просматривая газеты и журналы, заметил очерки А. Однажды, беседуя с заехавшим в редакцию Григоровичем, г.

Эта неизвестно для чего сочиненная Н. Ежовым и вложенная им в уста В. Буренина фраза стоит сочиненной им же тысячелетней березки. Все мало-мальски знакомые с В. Буренина она так же умна, как намерение облагодетельствовать бедную девушку, отправив ее для продажи на рынок невольниц. Нет, это положительно стоит тысячелетней березки! Я не говорю уже о том это частностьчто В.

Буренин, старый и опытный журналист, привык, конечно, излагать свои мысли более литературным языком: Разве Чехов хотя бы того же Н.

Чехова совершенно изменила его самого и его отношения к окружающим. Удача вскружила ему голову. Он стал суховат с прежними благоприятелями, стал глядеть свысока на знакомства. Литературные удачи ничуть не изменили отношения Чехова ни к В. Как раньше, в году, он сетовал в письмах, что я не зашел проститься, уехал от его именин, и звал к себе, так и после пушкинской премии и литературных удач он писал мне: Отчего Вы не приехали?

Клятвенно уверяю, что как для Чехова, так и для меня в них имелся единственный интерес - интерес старинной приязни. Бывали случаи - об этом я слышал от самого Чехова, - когда Чехов обрывал переписку и прекращал сношения с людьми, к которым ранее относился с большой приязнью. Но происходило это не по той причине, на которую указывает Н.

Ежов, а потому, что люди эти оказывались очень грубыми, плохо воспитанными людьми Чехов не переносил грубостик тому же совершенно не оправдавшими тех надежд, которые возлагал на них Чехов. Потеряв интерес к ним, Чехов не видел причин поддерживать старое знакомство, и. А его известность, его литературные удачи были тут решительно ни при.

Ежов с некоторою гордостью устанавливает точный цвет глаз Чехова. Да, цвет глаз он разглядел, но то, что было за глазами - души Чехова, - он не разглядел и не понял, не знает ее, с легким сердцем сочиняет небылицы и судит о Чехове вкривь и вкось. Ежов неоднократно выступал с пи-саньями о Чехове в газетных фельетонах, неизменно обнаруживая в этих писаньях ту же неосведомленность и ту же бесцеремонность в обращении с истиной, образчики которых я привел выше.

история моего знакомства чехов

В одном из таких фельетонов Н. Как пример этого незнания Н. Но это простое обстоятельство очень мало заботит Н. Ежова можно сказать, что судит о Чехове вкривь и вкось не один он, охотников до подобных суждений весьма.

Они говорят о сдержанности, о скрытности Чехова. Конечно, он не видел нужды исповедоваться первому встречному, но масса интимных вещей, рассыпанных в письмах Чехова, доказывает, что Чехов не был скрытным.

Мне он рассказывал об одном своем студенческом увлечении то, что другие, наверно, предпочли бы не рассказывать. Будучи скрытным или чрез меру тщеславным, а его рисовали порой и таким, он не стал бы передавать неодобрительных отзывов о своих вещах.

Круглов писал в какой-то маленькой петербургской газетке: Круглов переменил мнение о Чехове и после смерти Чехова писал где-то Воспоминания А. Настроение, тонкость и сложность выражения художественного замысла рассказа нашло своё полное отражение в подтексте, в невыраженном явно мнении писателя об отношениях мужчины и женщины. Правда, любовь Чехова к Авиловой известна только по её воспоминаниям и она, будучи весьма в преклонном возрасте, писала в своей тетради, что ей сложно распутать моток шёлка их отношений, и она так и не может решить вопрос: Но в одном сюжет рассказа и события жизни писателя действительно полностью совпадают.

Главный герой повествования — Алехин Павел Константинович — приезжает в Софьино и упорно, не жалея сил и времени, занимается сельским хозяйством, чтобы восстановить пришедшее в запустение собственное имение и сельскохозяйственные угодья. Антон Павлович в году приобрёл имение в небольшом селе Мелихове, и его семье, как и главному герою рассказа, пришлось приложить немало сил, чтобы преобразить запущенную, находящуюся в полуразрушенном состоянии, мелиховскую усадьбу.

За завтраком господа решили посплетничать и обсудить влюблённость крепостной девушки красавицы Пелагеи к набожному повару Никанору, обладающему буйным нравом. Так они и стали говорить о любви. Алехин начал свой рассказ с утверждения, что невозможно объяснить каждый случай общепринятыми мерками и суждениями, что необходимо индивидуализировать каждую историю любви.

И русским людям несвойственно поэтизировать любовь, а только украшать её роковыми вопросами. Любовная история Алехина началась с того, что он приехал Софьино, чтобы заняться сельским хозяйством и посредством своих тяжёлых трудов рассчитаться с долгами отца. Самым приятным событием в его жизни в имении стало знакомство с товарищем председателя окружного суда Лугановичем и его молодой, интеллигентной и обаятельной супругой Анной Алексеевной.

Знакомство состоялось ранней весной и вскоре в каждый свой приезд в город Алехин обязательно навещал семью Лугановичей. К нему в этом доме привыкли, и он привык, входил уже без доклада и был своим человеком.

Мне так многое хотелось бы тебе сказать, и чувствую, что ничего не напишу толком, как-то дико сразу писать, а не говорить. У меня так врезалось в памяти твое чудное лицо в окне вагона! Такое красивое, мягкое, изящное, красивое чем-то внутренним, точно то сияет в.

Мне так хочется говорить тебе все самое хорошее, самое красивое, самое любовное. Мне больно за каждую неприятную минуту, которую я доставила тебе, дорогой.

Малоизвестный Чехов | Журнал ПАРТНЕР

В спальной пахнет вкусно. Я полежала на твоей подушке и поплакала. Перестелила свои простыни на твою кровать и буду спать на твоей; моя с провалом Знакомство Рахманинова и Чехова было не очень близким. Но в одном из писем Чехов просит сестру передать через музыкальный магазин Юргенсона или Гутхейля несколько своих рассказов для Рахманинова.

Чехова, как теперь выяснилось, составляет, кроме авторских прав на пьесы, дом в Ялте, стоящий 50 р. Чехов написал завещание еще в году. В письме на имя сестры Марии Павловны, датированном 3 августа года, он завещал сестре в пожизненное владение ялтинскую дачу, деньги и доход с драматических произведений.

Жене своей Ольге Книппер он завещал пять тысяч рублей и дачу в Гурзуфе. Последними фразами чеховского письма-завещания были: В феврале года состоялось заседание Московского окружного суда, на котором братья и вдова писателя отказались от своей доли наследства в пользу Марии Павловны Чеховой. Она сохранила мемориальные комнаты в неприкосновенности. Чехов и сам признавался: Вот бы написать такую вещь да еще водевиль хороший, тогда бы и умереть можно! Среди них, например, - рукописи Е.

И выполненная, по всей видимости, исключительно для себя — сам Короленко ее никогда не. Эта правка — прекрасный образец того, какой Чехов видел прозу — с его страстью к емкости, сдержанности, описательной краткости, умению выразить многое при помощи нескольких фраз.

Судьба этого наброска оставалась неизвестной, пока в х не возникла дискуссия о том, когда он мог быть сделан. Тогда же возник вопрос, не мог ли этот набросок видеть кто-то из друзей Репина и Чехова.

В м году, после долгих лет поисков, рисунок был найден в частном собрании и приобретен Институтом русской литературы Пушкинским Домом — он представлял собой выполненный карандашом групповой портрет, датированный м января г. При этом, по воспоминаниям современников, шумной славы и всего с нею связанного Антон Павлович очень не любил — например, нервничал, когда нужно было выходить на поклоны в театре. Вот как, например, писал о Чехове его современник И.

А по словам английского писателя Томаса Манна, истинное величие Чехова заключалось в его скромности. Репин вспоминал, что при первой встрече Чехов напомнил ему тургеневского Базарова Чехов и Репин познакомились в м году. Встречались и переписывались они нечасто "И в жизни мне не посчастливилось в общении с. Встречались очень редко", - писал Репинно высоко ценили творчество друг друга.

Чехов несколько раз посещал мастерскую Репина, а Репин зачитывался его рассказами. Им довелось работать вместе - в м году Репин и Чехов совместно участвовали в издании сборника "Памяти В.

Русское Литературное общество в отчетном году почти одновременно избрало их своими членами-сотрудниками, где они также виделись. О первой встрече с Чеховым Репин вспоминал так: Тонкий, неумолимый, чисто русский анализ преобладал в его глазах над всем выражением лица Но главным, несомненно, были личные качества писателя, которые Репин сумел передать с необыкновенной выразительностью: Мне он казался несокрушимым силачом по складу тела и души".

Чайковский теперь занимает второе место после Льва Толстого, который давно уже сидит на первом. Третье я отдаю Репину, а себе беру девяносто восьмое ". К Толстому Чехов относился с необыкновенным уважением и трепетом.

Несомненно, в определенный период философия и произведения Толстого оказывали на его творчество большое влияние - особенно сильно оно было в ые годы. Антону Павловичу принадлежат, например, такие слова: Или такие - "в своей жизни я ни одного человека не уважал так глубоко, можно сказать беззаветно, как Льва Николаевича" и "Толстой-то, Толстой!

Это, по нынешним временам, не человек, а человечище, Юпитер! В Таганроге у Чеховых был шкаф из красного дерева, в котором Евгения Яковлевна прятала от детей сладости.

Гонорар - небывалый в России. Пьеса будет напечатана в особом сборнике вместе с произведениями Горького и др. Дело Дрейфуса положило конец многолетней дружбе Чехова и Суворина Чехов и Суворин были друзьями более десяти лет.

Дело Дрейфуса — громкий судебный процесс по делу о шпионаже в пользу Германской империи, в котором обвинялся французский офицер, еврей родом из Эльзаса, капитан Альфред Дрейфус. В защиту Дрейфуса выступил писатель Эмиль Золя, который утверждал, что обвинение против Дрейфуса было сфабриковано. В газетах началась травля не только Дрейфуса, но и вступившегося за него писателя. Чехов следил за делом Дрейфуса и, изучив доступные материалы дела стенограмму судебного процессапришел к выводу о невиновности Дрейфуса.

Он поддерживал Золя и восхищался его мужеством и честностью. Чехов решился на полный разрыв с Сувориным. А исследователь жизни Чехова Дональд Рейфилд даже сравнивает их отношения с отношениями Фауста и Мефистофиля.

Суворин был издателем самой распространенной в России газеты, человек с огромными связями и притом колоссально богатый. Враги и завистники упорно твердили, что Чехов сошелся с ним не бескорыстно. Но Чехов был человеком гордым и старался всячески развести рабочие и личные отношения с Сувориным. Чехов пишет своему издателю: Анна Ивановна Суворина, первая жена издателя, в своих мемуарах вспоминала: И сам Чехов многократно отмечал свое увлечение личностью Суворина.

В одном из писем брату Александру он замечает по поводу Суворина: Но начав сотрудничать с суворинской газетой Антон Павлович долго сомневался в правильности сделанного выбора. В феврале года он писал Билибину: Писатель Короленко как-то заметил: Не отрекаться, не каяться — это редкая судьба, выпадающая на долю писателя.

К концу х годов цензура уже называла "Новое время" самой "умеренной и благонамеренной из петербургских газет". А Салтыков-Щедрин дал ей сатирическое прозвище "Чего изволите?

В апреле года Чехов писал Суворину об отношении к его газете: Но непрозрачные намеки Чехова видимо не были услышаны Сувориным. Павловскому он упоминает об этом: Суворин открыл для Чехова все литературные двери С Сувориным Чехов познакомился в декабре г. Алексей Сергеевич Суворин был этаким русским самородком - журналист, драматург и театральный критик, он пробился из самых низов, став весьма успешным коммерсантом и издателем. Суворин сыграл немаловажную роль в дальнейшем литературном успехе Чехова, многие даже говорили, что именно он открыл для Чехова все литературные двери и даже поспособствовал получению им Пушкинской премии за сборник "В сумерках".

По-видимому, тогда же, по настоятельному совету Григоровича, Суворин решил пригласить Чехова в свою газету. Через неделю Лейкин писал Чехову: Мне Суворин недели три тому назад сообщил уже, что Курепину было поручено вести с Вами переговоры. Вот против этого дебюта я ничего не могу сказать и даже радуюсь за Вас. Здесь можно рассчитывать помещать товар постоянно, к тому же Суворин платит прекрасно". Гонорар Чехова в "Новом времени" был значительно выше, чем в других изданиях; своего нового сотрудника Суворин не связывал сроками и в объеме рассказов не ограничивал.

У Чехова была целая армия горячих поклонниц, которых называли "антоновками" За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим кумиром.

Чехов, образовалась, по словам "Саратовского Дневника", целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его художественного таланта, именуемых здесь "антоновками". Последние бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку, стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и.

Идеал этих безобидных существ весьма скромен: Брат писателя Михаил Чехов вспоминал: Они наложили на его произведения этого периода свой особый отпечаток, особый колорит.

Это влияние признавал и он. Например, в селе Угрюмове на поминках фабриканта Костикова дьячок съел всю икру, о чем долго потом помнили.

Когда прохожие спрашивали, какое это село, то им говорили: Станиславский вспоминал такой случай: Антон Павлович всё время очень пристально смотрел на него и сидел с серьёзным лицом молча, не вмешиваясь в нашу беседу. Когда господин ушёл, Антон Павлович в течение вечера неоднократно подходил ко мне и задавал всевозможные вопросы по поводу этого господина.

Когда я стал спрашивать о причине такого внимания к нему, Антон Павлович мне сказал: Такое соединение мне показалось очень смешным. Родился я в Таганроге в г. Писать начал в году. Грешил и по драматической части, хотя и умеренно… Из писателей предпочитаю Толстого, а из врачей - Захарьина.

«Приснись мне, дуся!» История любви Антона Чехова и Ольги Книппер

Однако, все это вздор. Известно, что наблюдательный и тонко чувствующий жизнь Чехов о себе самом писать не любил.

В Александрийском театре шла моя "Чайка". Чехов принимал участие в работе над постановкой и в письмах давал советы актерам и Станиславскому. Ольге Книппер, исполнявшей роль Маши, он писал: Сердитое, да, но не печальное. Драматург Найденов писал об этой постановке: И даже Ленин, находившийся тогда в Мюнхене, в одном из писем спрашивал мать об этой постановке: Видели ли ее и как нашли?

Работа шла довольно тяжело. Ведь три героини, каждая должна быть на свой образец, и все три — генеральские дочки! Чехов говорил, что "вылечил бы" князя Болконского Известно, что Антон Павлович рассматривал некоторые страницы литературных произведений с медицинской точки зрения.

Так, в письме к Суворину Чехов писал: Читаешь с таким любопытством и с таким наивным удивлением, как будто раньше не читал. Если б я был около князя Андрея, то я бы его вылечил. Странно читать, что рана князя, богатого человека, проводившего дни и ночи с доктором, пользовавшегося уходом Наташи и Сони, издавала трупный запах.

Какая паршивая была тогда медицина! Толстой, пока писал свой толстый роман, невольно должен был пропитаться насквозь ненавистью к медицине". О чересчур серьезных людях он говорил: Чехов смеялся над всеми и над самим собой, у него была настоящая страсть к озорству и всяческим мистификациям. Иван Алексеевич Бунин вспоминал один случай: Раз возвращаемся с такой прогулки уже поздно. Он очень устал, идет через силу, - за последние дни много смочил платков кровью, - молчит, прикрывает.

Проходим мимо балкона за парусиной которого свет и силуэт женщины. И вдруг он открывает глаза и очень громко говорит: В Аутке, у одной татарки! Я останавливаюсь от изумления, а он быстро шепчет: Завтра вся Ялта будет говорить об убийстве Бунина! По особой схеме, как пишет Паперный, переносил записи из одной в другую: Оно связывается в целостную систему со своим внутренним "кровообращением". Иной ценитель прекрасного вздрогнет, читая, например, такие мирно соседствующие строки: Придрались к случаю, чтобы себя показать, похвалить друг друга.

И только к концу обеда хватились: Договор с книгоиздателем Марксом оказался крайне невыгодным для Чехова Переговоры с книгоиздателем Адольфом Марксом были начаты, по всей видимости, в конце Чехов пишет племяннику Фета В.

Семенковичу, ставшего посредником между Марксом и Чеховым: